Вольф Мессинг №2

Вольф Мессинг №2
Мои первые самостоятельные шаги, первые пробы в качестве гипнотизера и психотерапевта были успешными, хотя порой и довольно робкими. Но я излечивал больных, обращавшихся ко мне в кабинет психологической разгрузки, мои выступления перед массовой аудиторией в клубах также проходили на победном уровне. Понятно, что со временем рамки только одного Хасанского района стали меня ограничивать. Мне хотелось большего простора, большей свободы для своей дальнейшей деятельности, хотелось развернуться на весь Приморский край.
И в 1979 году я решился сделать еще один большой шаг в неизведанное. Приехал во Владивосток, в краевое управление культуры, и попал на прием к заместителю начальника управления Валентине Васильевне Клочковой. Рассказал ей о работе своего кабинета, о гипнотических сеансах, которые проводил в Хасанском районе, втолковал, что гипноз? это не страшно, не опасно, это не зомбирование человека, а мощное средство в борьбе с болезнями. Ну, а эстрадный гипнотический сеанс? всего лишь безобидная шутка, нисколько не отражающаяся на здоровье его участников, напротив? подкрепляющая.
— Хорошо, — сказала Клочкова, — вы действительно кудесник, потому что я взяла на веру то, о чем вы мне рассказали. Но я окончательно поверю вам, если вы сейчас же снимите зубную боль у моей дочери.
Девочке было тринадцать лет. Свою ручонку она приложила к щеке, а в глазах написана невыносимая боль. Мне достаточно было на несколько секунд приложить свою ладонь к ее припухшей щеке, внимательно и жестко посмотреть в глаза и словом внушить девочке, что никакой зубной боли у нее нет. Боль действительно тотчас же отступила и больше не возвратилась. Вместо слез на глазах появилась улыбка на лице.
Мама была довольна не меньше дочери и тут же сказала:
— Вот теперь я совершенно поверила, что вы не только настоящий гипнотизер, но и настоящий целитель. Но так просто я вас от себя не отпущу. Меня донимает артрит.
Что поделаешь? Пришлось и Валентину Васильевну лечить от ее недуга.
Пока шла утряска в различных инстанциях, я самостоятельно подготовил познавательно-развлекательную программу “Твои возможности, человек” для своих концертных выступлений, а затем представил ее на суд художественного совета Приморской краевой филармонии.
На заседании худсовета было немало известных представителей приморской культуры и медицины. И я в одиночку появился на сцене перед строгим жюри, вальяжно сидевшем в первых рядах. Дальше расположилась многочисленная студенческая молодежь, специально приглашенная на мероприятие, поскольку худсовету было важно оценить, как подействует мое выступление на широкую публику.
Программа была принята буквально на “ура”. После ее просмотра члены худсовета тут же давали свои оценки. Я не помню всех отзывов, но мне до сих пор памятны слова знаменитого приморского композитора Александра Терентьевича Гончаренко, полные восторженной благодарности:
— Я с нескрываемым удовольствием посмотрел программу этого молодого человека, — сказал он,— и думаю, что у него блестящие перспективы. Я полагаю, что публика так же охотно пойдет на его выступления, как шла на выступления Вольфа Мессинга. У нас с этой программой появился свой Мессинг.
Не скрою, что я тогда был на седьмом небе, и мне особенно польстило сравнение с великим гипнотизером и парапсихологом. Всемирно известный Вольф Мессинг к тому времени дважды побывал во Владивостоке и давал свои выступления в Доме офицеров флота и Матросском клубе. И вот теперь мне, самоучке, предстояло выходить на те же концертные площадки, где прежде выступал великий маг.
Дали мне режиссера из филармонии, чтобы он как-то расцветил программу, сделал более яркой. Почти сразу были отпечатаны афиши и расклеены по всему Владивостоку. Десять сеансов изо дня в день с переаншлагами я провел в Матросском клубе, а затем отправился в концертное путешествие по краю: Находка, Уссурийск, Спасск, Арсеньев, Лесозаводск, Дальнереченск...
Было очень много выступлений, они исчислялись не десятками, а сотнями. Есть среди них и особо памятные. При подъезде к Дальнегорску сломался наш филармонический автобус, и на свое заранее афишированное представление я безнадежно опаздывал. Только через час после указанного в рекламе времени наконец-то смог добраться до дальнегорского ДК “Химик”. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что зал набит битком. Люди не расходились, проведя целый час в ожидании. Так велико было желание увидеть живого гипнотизера и пообщаться с ним.
Частенько перед сеансами ко мне подходили со словами:
— Я гипнозу не поддаюсь.
Не понимаю, откуда в людях была такая самоуверенность, будто они только и знали, что общались с разными гипнотизерами. Но потом эти особенно самоуверенные выходили на сцену и поддавались. Еще как поддавались: и воображаемую водку распивали, и на четвереньках ползали, и якобы на балалайках и гармошках играли, и кучу малу на потеху всему залу устраивали.