Извилистые тропы В.К. Арсеньева

Извилистые тропы В.К. Арсеньева
Вчера, 10 сентября по старому стилю, исполнилось бы 142 года со дня рождения Владимира Клавдиевича Арсеньева, выдающегося русского путешественника, этнографа, писателя. Русский офицер-интеллигент, путешественник, этнограф, «единственный в мире знаток Уссурийского края на начало ХХ века» – так представляют Владимира Клавдиевича Арсеньева справочники и энциклопедии. Многое из того, что было написано о природе Дальнего Востока, мы знаем благодаря В.К. Арсеньеву, который одним из первых изучал и описывал его.

В Санкт-Петербурге он окончил пехотное юнкерское училище, в 1900 г. Попал в 1-й Владивостокский крепостной пехотный полк. С этого времени и до конца своей жизни занимался исследованием Дальнего Востока.
Первые экспедиции он совершает в качестве военного топографа. Кроме проведения маршрутной съемки – основной обязанности Арсеньева в тех экспедициях – он собирает научные материалы о рельефе, геологии, флоре и фауне Южного Приморья и Сихотэ-Алиня. Исследует Северное Приморье. В одной из этих экспедиций он знакомится с Дерсу Узала, который стал большим другом и проводником Арсеньева. Об этом написано в одноименной книге автора и показано в советско-японском фильме, снимавшемся под городом Арсеньевом и в нашем, Яковлевском районе, в 1974 году прогрессивным японским режиссером Акирой Куросавой. Мечтавший долгие годы снять кинофильм о путешественнике, ученом и писателе, А. Куросава осуществил свою мечту и в 1975 году на Международном Московском кинофестивале получил главный приз, а позже и статуэтку «Оскар» Американской академии искусств. Главные роли в 2-х серийной киноленте сыграли наши актеры – В.К. Арсеньева – Юрий Мефодьевич Соломин, Дерсу – тувинский актер Максим Монгужукович Мунзук. Будучи членом клуба друзей кино ДВНЦ АН СССР, накануне 7 ноября 1974 года, с несколькими молодыми учеными мы приехали в город Арсеньев, чтобы привезти Юрия Соломина во Владивосток на встречу. Накануне, во время съемок Юрий Мефодьевич травмировал ногу, съемки были приостановлены. Акира Куросава улетел в Японию, председатель Президиума ДВНЦ АН СССР А.П. Капица в крайкоме КПСС получил разрешение и мы привезли актера во Владивосток. Встречи с ним надолго остались у каждого из нас в памяти. В первую очередь мы посетили могилу В.К. Арсеньева на Морском кладбище, затем побывали в музее, который носит имя путешественника, исследователя, писателя (можно еще долго перечислять ипостаси этого человека). В широкоформатном кинотеатре «Океан» (в зале «Меридиан») провели встречу актера со зрителями, а вечером в Доме ученых Ю. Соломин общался с теми, кто «делал науку» в крае и ДВ регионе. Запомнились и актеру, и нам, – его сопровождающим, – посещение Института биологии моря, где кабинет директора напоминал музей с огромными губками, черепахами, подвешенными под потолок, и другими редкими морскими экземплярами. И посещение квартиры в академгородке ученого биолога (теперь по прошествии 40 лет трудно вспомнить его фамилию), где была уникальная коллекция бабочек, австралийский бумеранг и шкура крокодила на стене, черный коралл в виде дерева – редкий экземпляр, – и множество других ценных как для самого ученого, так и для науки предметов. Юрий Мефодьевич долго не хотел покидать этот гостеприимный дом и его хозяев. Он задавал множество вопросов, так как его интересовало все, что он мог узнать у настоящего ученого. Вечером мы были в гостях у Андрея Петровича Копицы, где Юрий Мефодьевич Соломин также о многом расспрашивал, и А. Капица подарил актеру еще множество редких научных находок.
Провожали мы актера на поздний поезд, идущий в г. Арсеньев, и в купе все еще расспрашивали его о том, как он был утвержден на роль, что испытывает при мысли, что ему посчастливилось воплотить такой образ на экране и еще о многом. Юрий Мефодьевич признался, что как поручик Кольцов в ленте «Адъютант его Превосходительства», так и В.К. Арсеньев в «Дерсу Узала», – это подарки судьбы, его звездные часы.
В то время, как по Всесоюзному радио было рассказано о том, что Акира Куросава на «Мосфильме» будет снимать «Дерсу…», Юрий Соломин находился на больничной койке. Лежа, он подумал: «Как было бы превосходно сняться в такой замечательной роли, как В.К. Арсеньев!» Прошло не так много времени и его утвердили на эту роль. Говорят же, что мысли могут материализовываться. И не случайно!
Каждый уважающий себя дальневосточник ни раз прочел замечательные книги, написанные В.К. Арсеньевым, – «В дебрях Уссурийского края» и «Дерсу Узала».
В этих и других книгах русский офицер ни слова не упомянул о главных задачах своих экспедиций, связанных с … разведкой. В какой-то мере основные цели своих ранних путешествий Арсеньев обозначил лишь в сугубо научной книге «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края», изданный в 1912 году. До 1910 года Арсеньев совершил походы на Сихотэ-Алинь, в 1911 году – от реки Самарга до реки Кумху, дал развернутую характеристику бухт Терней, Пластун, Джигит, Святая Ольга.
Несколько лет тому назад в Литературном кафе при Доме-музее Арсеньева во Владивостоке при содействии нового информационного портала «VladTime.ru» была представлена книга очерков о приморских пограничниках.
Среди героев книги – В.К. Арсеньев не только путешественник, писатель и ученый, каким мы его привыкли представлять, но прежде всего разведчик Южно-Уссурийского погранкомиссариата России, командир отряда спецназа для борьбы с китайскими нелегалами – хунхузами, основатель целого ряда погранпостов на тихоокеанских берегах России.
Арсеньев – разведчик, сотрудник и офицер Генштаба Российской армии. Биография его до сих пор содержит много недоговоренностей. Нет, например, ответа на вопрос, что заставило младшего офицера русской армии (старшего лейтенанта по нынешним меркам) в 1900 году попроситься из Польши на Дальний Восток, в первый Владивостокский крепостной полк?
А дальше – перст судьбы. В пути он оказался в Благовещенске, где на берегах Амура свирепствовали банды хунхузов восставших китайских «боксеров», нередко нападавших на русские поселения.
Поручик Арсеньев был прикомандирован к армейскому подразделению, участвовал в подавлении восстания «боксеров», дрался с хунхузами, был представлен к ордену. И… попросился в пограничники. Куда его и приняли … разведчиком.
Самым сложным оказалось путешествие, предпринятое в 1908-1910 годах в северную часть Уссурийского края. Пересекая Сихотэ-Алинь, разведчики потерпели крушение – их лодка разбилась о камни. Горная река унесла все запасы продуктов и оружие. Будучи без пищи, Арсеньев отдал приказ убить его любимую собаку. Позже в отчете Приамурского отдела Русского Географического общества было подробно рассказано, какую картину застали спасатели: «На людей было страшно смотреть. Это были настоящие скелеты обтянутые кожей. Некоторые были еще в силах подняться, остальные же лежали на земле без движения. Когда стали подходить лодки, силы оставили и Арсеньева. В эту минуту он почувствовал, что не может стоять на ногах, и лег на землю. Опоздай отряд стрелков еще суток на двое-трое, и, вероятно, у Арсеньева трех четвертей людей недосчитались бы живыми».
В.К. Арсеньев писал: «Много моего пота покапало по тайге во время исследований, много я помогал крестьянам и инородцам и вследствие этого со многими до сего времени сохранил дружеские отношения…». В.К. Арсеньев в обращении был прост, доброжелателен, приветлив, и он остался у нас в памяти, как настоящий путешественник, человек сильной воли. Простые люди, охотники, проводники называли Арсеньева «Владимир Главдеич». – «Господи сусе! – Да кто же их не знает, Владимира Главдеича? У него пол мира исхожено… Можете проехать еще 3 тысячи километров на запад, в Сибирь, и вы услышите это имя в тайге и в глухих деревнях. Книг там не читают, но в трудную минуту жизни люди пишут во Владивосток, к Арсеньеву, и даже приезжают лично». Такие воспоминания остались об этом человеке.
Исследования В.К. Арсеньева занимают в истории Дальнего Востока особое место потому, что являлись итогом всего дореволюционного периода и началом нового, советского этапа. На долю Арсеньева выпало трудное дело стать связующим звеном между старой научной школой и формирующейся новой школой, призванной решать задачи социалистического переустройства края. Владимир Клавдиевич сумел понять новые задачи и, не утратив лучшего из традиций старой школы, стать основателем новой, советской школы изучения Дальнего Востока. Его тропы в этом изучении были извилистыми и трудными. Но, благодаря разносторонним способностям человека, ученого и писателя, он внес огромный вклад в это дело и оставил после себя огромное наследие.
Л.ДАНИЛОВА