Фронтовые дороги. РОДНАЯ ДУША

Фронтовые дороги. РОДНАЯ ДУША
Советским солдатам,
ковавшим Великую Победу, посвящается!
 
Полковник Степанов, командир полка, решил проверить прибывшую из резерва дивизии противотанковую батарею. В районе расположения полка из донесения разведчиков ожидалось наступление противника при большой поддержке танков «Тигр» и самоходок « Фердинанд».
Наша авиация никак не могла нащупать скопление  танков противника, и поэтому вся надежда была на артиллерию.
Полковник в сопровождении адъютанта и отделения охраны  подошел к батарее артиллеристов, расположенной на окраине леса. Слышались звуки музыки и громкие возгласы солдат.
В кругу военных,  на пенечке, гармонист лихо растягивал меха гармошки, а молодой лейтенант вприсядку выделывал « кренделя» цыганочки.
Увидев полковника, лейтенант подскочил и, приложив ладонь к  пилотке, отрапортовал:- «Товарищ полковник, противотанковая  батарея ведет разгрузку
«ласточек» для противника!»
— Почему «ласточек»?
— Так мы называет снаряды для врага. Метрах в двадцати с полуторки разгружались ящики со снарядами. Полковник пальцем поманил к себе гармониста. 
— Кто таков?
— Товарищ полковник! Рядовой Петр Иванов, водитель машины из хозяйственного взвода. Ударение надо ставить,  товарищ полковник, в моей фамилии на букву а.
  — Что снаряды привез, молодец. И играешь ты хорошо! Что за гармонь такая?
— Гармонь, — улыбнулся Петр, — «родная душа» от умельцев из города Ельца, рояльная.
— Ну,  сыграй мне «Катюшу»!
После песни, которую подпевали солдаты, командир полка сказал адъютанту:- Налей гармонисту 50 граммов спирта,  а  остальное отдай  солдатам. Да не жадничай, ведь им завтра  стоять  один на один  с  «тиграми» противника.
— А ты, Петр, береги свою машину и «родную душу», — указал пальцем  на гармонь!
Так и воевал гармонист и водитель полуторки Петр Иванов. Подвозил к передовой снаряды, патроны, продукты питания, обмундирование и все остальное, что нужно для ведения военных действий. Обратно в тыл возил раненых, а  раненых было больше, чем убитых.
            За машиной гонялись немецкие самолеты. Но, как говорится, Бог миловал. Полуторка  оставалась целой, а значит,  цел был и Петр.
            Однажды везет Петр раненых в тыл в госпиталь, к санитарному поезду, слышит стук в кабину:
— Что ж ты,  сукин сын, так нас трясешь?
            Улыбнулся Петр, загнал машину под дерево, что стояло у дороги, достал гармонь «родную душу» и заиграл  «Елецкие страдания», а потом  «Когда б имел златые горы..» У раненых и боль прошла, и злость на водителя тоже.
            Война катилась на запад. На запад поспешал со своей машиной и Петр. Переправляясь по наведенному  мосту через быструю и глубокую реку в западной Украине, Петр почувствовал, что машина «зачихала». Он подергал подсос, машина заглохла. Петр выскочил из полуторки, понял, что стоит на середине моста, создавая помеху движению. Обтекая машину,  шли бойцы. Каждый старался скорее проскочить мост, боясь  налета вражеской  авиации.
            Сзади подъехала легковая машина, их нее выскочил генерал.
            — Что за остановка?!
            — Товарищ генерал, машина заглохла!
Генерал рывком выхватил из кобуры пистолет, с размаху ударил Петру в зубы стволом и приказал солдатам:- Машину в реку!
             Десятка два солдат «сковырнули»  машину с моста. Петр через боль во рту пытался сказать, что в кузове сотня новых автоматов, а в кабине «родная душа»....
            Один из солдат, глядя вслед  уезжающей машине с генералом, сказал: — Моли Бога, что остался жив, а то бы и тебя генерал пристрелил  и сковырнул вместе с машиной с этого моста..
            Вскоре в часть, где служил Петр Иванов, пришла разнарядка для отправки двух солдат- водителей на курсы повышения в тыл. Так Петр оказался в учебном центре, где готовили водителей- наводчиков артиллерийской установки « катюша».
            Вернувшись на фронт, Петр со своей «катюшей» неоднократно наводил страх на врагов, освобождал Львов, Софию, Будапешт…
На подступах к Румынии, Петр стал особенно раздражительным, в нем кипела ненависть  к врагу. Он говорил бойцам:- Будем мстить за Сталинград, так как румынские дивизии принимали непосредственное участие в штурме и разрушении города, сея смерть советских людей.
И «катюша» Петра Иванова посылала залпы по врагу с перерывом на смену позиций. За взятие Бухареста он  был награжден  орденом Красной Звезды. Про генерала забыл, да и не держал обиду: на войне и не такое бывало.
Часто вспоминал гармонь « родную душу». Не раз ему предлагали сыграть на других гармонях, но он отказывался. А однажды сознался бойцам:- Как я люблю свою жену Марусю, так и любил гармонь «родную душу» и им не изменяю.
Вот такими были фронтовые дороги рядового Советской Армии  Петра Иванова. А гармонь он свою нашел, вернее сказать, обрел вновь. После войны, когда жизнь наладилась, когда его родной город Елец был в основном восстановлен, стал Петр искать хорошего мастера по изготовлению гармоней. И нашел. Инструмент получился красивый, певучий. В середине гармони,  на одной из планок,  по просьбе Петра мастер написал «Родная душа».
И заиграла вновь,  запела возрожденная  гармонь. Прославилась на весь Елец- свадьбы, праздники… Участие  в передаче « Играй гармонь» на орловщине, запись на радиостанции в Москве.
Играет гармонь! Поет и пляшет под  нее вся Россия, знать не утонула «родная душа», выплыла…
 
ПОПОВ Анатолий Петрович