Я не хочу судьбу иную

Я не хочу судьбу иную

Стоит добавить, прибыли обе семьи в 1906 году казеннокоштным путем, что означает – за счет казны, а за дармовой проезд, провиант на целых полтора года, быков, корову и деньги на постройку дома требовалось от них взамен одно-единственное – закрепиться на дальневосточной окраине империи, пустить корни, возделывать щедрую уссурийскую землю и достойно жить.

Возможно, в другом случае эта семейная история не имела бы ровным счетом никакого значения, только ни в этом, когда речь идет о нашем земляке Степане Ефимовиче Тихоненко. Почему? Потому что он не только знает свои корни, но и дорожит ими, потому что, где родился – там и пригодился, потому, наконец, что именно на таких как он, держится Россия.

Своими мыслями о личном пути длиною в три четверти века, о достижениях во благо Яковлевского района, о радостях и испытаниях Степан Ефимович поделился с «Сельским тружеником» – газетой, которая в его семье на продолжении нескольких десятилетий пользуется правом постоянного жительства.

Полуголодное детство, выпавшее целому поколению советских детей – детей войны, одинаковое на огромном пространстве от Урала до Крайнего Севера, и в то же время индивидуальное, особенное. Детство маленького Степана было счастливым от осознания себя бесценной частицей семьи, где все друг-друга любили. А его особенно любили, ведь он в ту пору был самым маленьким. Листая страницы памяти, он с высоты прожитых лет смотрит на рубленый домик в Ново-Михайловке, на братьев и сестриц, ощущает тепло бабушкиных рук, слышит мамин голос – чистый, высокий. Она замечательно пела трогательные украинские песни, а отец аккомпанировал ей на скрипке и бубне. Ее не стало, когда ему едва исполнилось шестнадцать, в одночасье он стал серьезным, повзрослел. Собственно, он и был взрослым, ведь уже работал без скидок на возраст на тяжелом участке – прицепщиком в тракторной бригаде колхоза. В восемнадцать пошел учиться на механизатора. Успешно закончил учебу – в то время в Лугохуторе было училище, сел на новенький трактор ДТ-54. На трактористов распространялась бронь, освобождавшая от призыва в армию. И не надо «косить» от службы, когда на руках законные основания, но … время было другое. Сыновья поколения победителей стремились пополнить ряды вооруженных сил, патриотический настрой в обществе и престиж армии были настолько высоки, что даже потенциальные невесты отдавали предпочтения парням, почетный долг перед Родиной исполнившим.
В возрасте двадцати двух лет пошел на службу, которую довелось нести в сахалинском Долинске, а в родной сторонке помимо семьи ждала Степана невеста. Как-то приметил он незнакомую девушку возле клуба, и хотя ей оказалось всего четырнадцать лет, то ли почувствовал, как искра побежала, то ли Амур стрелу вонзил неумелою рукою. Настоящую любовь не разрушит время – не изведет расстояние. За три года службы написал он своей Светлане 708 писем, а она бережно хранила их, аккуратно отвечала, и даже посвятила стихотворные строки:
Ты служи спокойно, я верно буду ждать,
Нашу сильную любовь ни на что не променять.
А когда вернешься, постучишь мне в дверь,
Сердце так забьется, станет словно тень.
Мы с тобой счастливо проживем свой век,
Как тебя люблю я, милый человек!
По возвращении из армии не только личная жизнь, но и трудовая деятельность представлялись Степану достаточно отчетливо. Со своею благоверной они незамедлительно отправились в сельсовет. Что до другого, оказалось, за годы службы не только он пользу принес, охраняя государственные рубежи, но и многое получил: физическое развитие, опыт боевой и политической подготовки, стал кандидатом в члены КПСС. Все это вкупе привело его в краевую партийную школу, которую закончил с красным дипломом, и готовым парторгом вернулся в свой район. Но видимо исконная, крестьянская, хозяйственная жилка преобладала в нем над абстрактной идеей, что решился взвалить на себя груз ответственности за предприятие, за село, за людей. Когда ощутил недостаток знаний для руководства большим коллективом, не задумываясь, вновь сел за учебники, и без отрыва от производства в возрасте тридцати девяти лет он получил диплом экономиста сельскохозяйственного института.
А что были за хозяйства, которыми довелось управлять?! В николомихайловском совхозе имени Кирова в ту пору только поголовье свиней насчитывало две с половиной тысячи, а добавить к этому крупный рогатый скот. В варфоломеевском совхозе «Прогресс» дойное стадо составляло 520 голов, около двух тысяч крупного рогатого скота, на трехстах гектарах выращивали картофель и овощи. Работая в таком крупном перспективном предприятии, люди с уверенностью смотрели в будущее, оттого видно и настроение хорошим было. Едут мужчины на сенокос или женщины на дойку всегда с песнями, встречаешь их на ферме или в поле – на лицах улыбки. А какое развитие получила в те годы инфраструктура села. В бытность Степана Ефимовича директором совхоза «Прогресс» вместе с заводом «Прогресс» построили две улицы домов в Достоевке, да каких домов! Совхоз ежегодно вводил в строй жилье в Варфоломеевке, современные животноводческие фермы, дороги, детский сад на 140 мест, медпункт, клуб, магазин. Побывав по решению Краевого управления сельского хозяйства на ВДНХ, воочию познакомившись с передовым опытом Волгоградской области, захотелось что-нибудь из увиденного внедрить в своем совхозе. Так на территории фермы появился Дом животновода, где отдыхали рабочие в обеденные часы и после работы, где встречали гостей, проводили праздничные мероприятия и совещания. Как это здорово, видеть результаты своего труда, работать для людей!
– Степан Ефимович, есть ли у Вас награды за труд?
– У меня есть грамоты, благодарности, но больше всего дорога мне медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летнего юбилея В.И. Ленина», которую получил в 1970 году, работая управляющим в совхозе им. Кирова.
– О чем болит душа?
– В прежние годы Яковлевский район был всегда на хорошем счету, получал неоднократно знамена крайкома и крайисполкома, в нем было шесть совхозов, два колхоза, промышленные производства. Сегодня мне больно смотреть на зарастающие травой поля, разрушенные дороги, брошенные дома. Разруха – это всегда страшно, независимо от того, что стало ее причиной. Болит душа за земляков, лишенных возможности трудоустроиться в родном селе, за молодежь, лишенную опоры, вынужденную искать лучшей жизни в городах.
– Что делать?
– Прежде всего, надо правительству повернуться лицом к сельскому хозяйству. Надо поднимать село: строить дороги, создавать рабочие места, строить современное жилье с теплом и водой. Иначе люди не вернутся в село. В последнее время появилась программа, называемая «Территория опережающего развития», думаю, что она при серьезном подходе может стать началом возрождения села. Надо исправлять ошибки, которые еще можно исправить и никогда не забывать о своих истоках. Россия крестьянская столетиями не только себя кормила, но и пол-Европы.
– Вы давно уже на заслуженном отдыхе, есть ли место в нынешней размеренной жизни, скажем, для общественной деятельности, интересные предложения?
– Я благодарен своим землякам, что не оставляют без внимания, доверяют. Есть у нас в Варфоломеевке кооператив, то, что осталось от былого колхоза, мои земляки и сейчас говорят: «Если бы его возглавил Степан Ефимович, он давно бы стал миллионером». Приглашали меня в качестве председателя ветеранской организации Варфоломеевского поселения, приглашали вступить в партию «Единая Россия» и ЛДПР. Над предложением ветеранской организации думал, но работать с полной отдачей не позволяет здоровье, а по-другому не умею, пришлось отказаться. Что касается партии, в моей жизни были два периода освобожденной партийной работы: в должности парторга Яблоновского совхоза и заведующего сектором по кадрам районного комитета партии, но будучи даже на хозяйственной работе, я всегда оставался коммунистом. Можно выбросить партбилет, но как быть с убеждениями? В период, когда правящей партией была КПСС, наша страна очень многого достигла, можно ли все перечеркнуть?
– О ком вспоминаете с нежностью и теплом?
– Всегда говорю – в сельской местности живут хорошие, душевные люди, хотя горе-реформаторы, разорившие сельское хозяйство, озлобили многих. Мне лично везло встречать на пути хороших людей, которые стали друзьями на всю жизнь. Многих, к сожалению, уже нет, но мне хочется вспомнить о них, думаю, кто-то увидит эти строки, тоже помянет их добрым словом. Наша семья дружила с семьей Борщевых, Александр Алексеевич был командиром в воинской части; с соседями – семьей Пинчук: Николая уже нет, а Галина Васильевна жива; Витрюк Анатолием Артемовичем и Татьяной Михайловной. Витрюк возглавлял профсоюз Яблоновского совхоза, а Фомин Анатолий Васильевич был его директором. Все они, без преувеличения, замечательные люди.
– Что считаете самым важным в жизни?
– Для меня всегда шли рядом моя семья и моя работа. В сентябре у нас с женой золотая свадьба, встречу с ней считаю самым важным событием в жизни. У нас трое детей и шестеро внуков, горжусь своими детьми. Сыновья живут в Уссурийске, один работает в полиции, другой – в службе исполнения наказания, дочь учит детей информатике в школе в Арсеньеве. Старший внук тоже сотрудник полиции, внучка закончила пединститут. Такая вот преемственность. Из-за ответственной работы в свое время я мало уделял внимания детям, больше видел их спящими, но никогда не волновался, знал, что они в надежных руках. Моя супруга педагог с сорокалетним стажем, выпустила в жизнь много учеников в трех селах района: Бельцове, Николо-Михайловке и Варфоломеевке. Сейчас наверстываю, помогаю детям воспитывать внуков.
Как бы в подтверждение сказанного арсеньевские внуки находились в гостях у бабушки с дедушкой. Оба, как выяснилось, с радостью приезжают в Варфоломеевку. На вопрос: «За что любите дедушку?» – маленькая Алёнка ответить затруднилась, зато Егор – парень взрослый, уже перешел во второй класс, сказал: «За то, что он у меня есть!».
Редакция «Сельского труженика» от имени коллектива и многочисленных читателей поздравляет Степана Ефимовича с достойным юбилеем. Многие вам лета счастья!
Е. Раменская