Курс молодого бойца

Курс молодого бойца
Дороги, поиски, встречи 
Откуда мы пришли?
Куда свой путь вершим?
В чем жизни нашей смысл?
Он нам непостижим.
Омар Хайям 


Курс молодого бойца Конечным пунктом моего армейского назначения стало Краскино, что в Хасанском районе Приморья. Когда нас, будущих воинов, еще везли сюда, да и потом, в увольнениях, я постоянно и пристально разглядывал окрестности.
С детства научился любить уральскую природу, любоваться ей, но здесь, в Приморье, местные пейзажи показались не менее привлекательными. Необыкновенные цветы, деревья, по которым лианами вьются дикий виноград и лимонник? такого в уральских предгорьях нет. Здесь я впервые увидел бескрайнюю водную гладь? море, океан. И был заворожен этой землей, так далеко находящейся от моей маленькой родины. Но привезли меня сюда за тысячи километров от родного дома, конечно же, не красотами приморских пейзажей любоваться, а службу армейскую нести.
В воинской части, куда наше поголовье призывников было доставлено, его еще раз переписали-запротоколировали, а потом? баня. Скинули с себя разноцветное домашнее тряпье, остались, в чем мать родила, — не иначе, как стадо баранов, только стриженых, голых, — и мыться. Доброй русской банькой с парной и махровым веничком это помещение не назовешь, скорее солдатская помывочная. Но эта первая армейская баня? ритуал важный и символический. Вместе с дорожной вагонной грязью, прилипшей к телу, будто смываешь с себя всю прошлую личную жизнь.
Когда ты голым выходишь из-под душевых водных струй, то твоей гражданской одежонки уже нет. Хочешь? не хочешь, но одеваешься во все армейское: трусы, майка, форма, а на ноги? портянки и кирзачи. Ты уже не принадлежишь себе? тобой командуют. Ты? крохотный винтик в большом механизме, и никого не интересуют твои привычки, запросы и вкусы. Ты подчиняешься общему ритму армейской жизни, вливаешься в воинское племя.
Призывники? люди разные: были и маменькины сынки, и хлюпики, и весельчаки-хохмачи, но были и ребята крепкие, волевые, грамотные. Уже потом даже и в армии можно было проявить свою индивидуальность: отличиться четким несением службы, знанием устава, успехами на политзанятиях и достижениями в спорте. А пока мы, новобранцы, проходили курс молодого бойца: маршировка на плацу, строевой шаг, ночные подъемы по тревоге, построения, физподготовка, изучение устава. Словом, гоняли нас, как сидоровых коз. В редкие минуты отдыха писали домой, а первая весточка из дома становилась дороже любого подарка.
Разлука с родными меня волновала, но не до одури: учился ведь в интернате, так что с детства привык к долгим отлучкам от дома. Армейская муштра показалась даже забавной, хотя и нудной. Очень пригодилась школьная физическая подготовка, и всякие подтягивания на турниках, кроссы и марш-броски были для меня делом, как говорится, плевым. Вот только ночные подъемы и построения очень уж донимали. Были нормальные сержанты и младшие офицеры, а были и дураки, идиоты, которым попросту хотелось поиздеваться над новобранцами.
После прохождения курса молодого бойца? принятие воинской присяги, и тогда ты уже настоящий защитник Отечества, давший клятву на верную службу.
Меня с другими крепкими ребятами направили в мотострелковый полк пограничного укрепрайона, утыканного огневыми точками? ДОТами и ДОСами. Служба трудная и опасная, случись военное время? мы были бы на положении “смертников”, идущих в бой впереди пограничников.
Но к службе я привык довольно быстро и особых лишений не испытывал. Наряды, конечно, получал, как и все остальные, и картошки немало перечистил. А всякое нытье, к чему оно? Никуда ведь от службы не денешься. Для моего поколения армейская служба была хоть и не святой, как писали в газетах, но законной обязанностью.
Постепенно я привык к армии настолько, что чуть ли не остался в ней навсегда. Был сверхсрочником, командиром взвода, старшиной роты, даже окончил Хабаровскую школу прапорщиков. Но вовремя одумался: все-таки армия? это не для меня, мое призвание и назначение иное.
К воинской службе можно относиться по-разному: одни всеми силами и способами пытаются обойти ее стороной, считая армейские годы потерянными и вычеркнутыми из жизни; другие? наоборот рвутся в армию, полагая, что получат закалку, укрепят волю и выправку, станут настоящими мужчинами; третьи, как говорится, что брело? что ехало, загребут? пусть так и будет, нет? еще лучше.
Я считаю, что мне армия кое в чем все-таки помогла и кое-что дала. Я хоть и не был слабаком, но благодаря службе приобрел бойцовские качества, так необходимые для дальнейшей жизни и создания своей собственной судьбы. Ведь за нее мне часто приходилось биться. Биться в одиночку. Что-то искать и находить, а что-то безвозвратно терять.
Теперь, умудренный житейским опытом, я знаю, что среди множества открывшихся путей-дорог я искал свою тропинку, искал себя и свою счастливую звезду, которая в далеком детстве сверкнула надо мной и послала свой крохотный сияющий лучик.