Кто и чему учил детей в дореволюционной школе?

Кто и чему учил детей в дореволюционной школе?
Что каждый из нас знает о школах, имевших место быть на территории Яковлевского района, ну, скажем, 100 лет назад? Согласитесь, не многое. Слышали от дедушек и бабушек, а те еще от кого-то про «аз»-«буки», церковную книгу для чтения да линейку, которой будто бы батюшка священник продвигал знания к головам учеников. На самом деле достоверных источников из той поры дошло до нас немного, тем не менее, они позволяют пролить некоторый свет на вопрос о зарождении начального образования в районе.
Когда в 1884 году царское правительство, озабоченное чрезвычайно низким уровнем грамотности населения, обязанности по образованию возложило на церковь, в Южно-Уссурийском крае, как и повсеместно, начали открываться церковно-приходские школы. Первая статья высочайше утвержденных правил ЦПШ гласила: «Цель церковно-приходской школы утверждать в народе православное учение веры и христианской нравственности и первоначальные полезные знания». Многие выдающиеся соотечественники поддержали введение приходского образования, среди них писатель, автор «Аленького цветочка» С.Т. Аксаков: «В России было бы немыслимо зрелище выбрасывания из школ распятий, икон, священных книг и вытравливания из учебников имени Божия. Союз Церкви со школою требуется у нас самим народом, без этого союза дело образования народного не пойдет и идти не может».
Наряду с церковно-приходскими робкими шагами приближались, главным образом, к волостным центрам и населенным пунктам без церквей, но с числом жителей от полутысячи человек, школы, подведомственные Министерству народного просвещения. Они именовались тогда училищами.
Первая школа в Южно-Уссурийском крае была основана в 1880 году в казачьей станице Полтавской. После 1887 года ежегодно открывалось по десятку школ и двадцать лет спустя они имелись в половине селений края. Огромное пространство от Каменки и Чугуевки до Чернышевки и Гордеевки, на котором находилось десять крепких сел и в два раза больше строящихся, в плане образования являло собой редкое, досадное исключение. Даже к исходу 1909 года, когда вся эта территория (37 сел и деревень с населением более 11,5 тысяч человек!) уже входила в состав Сысоевской волости, там было всего две школы: в самой Сысоевке и в деревне Яковлево.
Первоначально одноклассная церковно-приходская школа рассчитывалась на годичный курс обучения, однако, если в городе занятия начинались 15 августа и заканчивались выпускными экзаменами в июне, то в сельской местности из-за широкого использования детского труда усадить учеников за парты удавалось в лучшем случае в последних числах сентября. Учитывая, что 1 мая ребятишки уже были на полях, выход из создавшейся проблемы был найден путем разделения учебной программы на два календарных года. Наряду с одноклассными вскоре стали появляться двухклассные школы с трехлетним сроком, нацеленные на постепенный переход на четырех и даже пяти-шестилетнее обучение.
Школы разных типов давали примерно одинаковый уровень знаний, но акцент в ЦПШ усиливался в сторону духовных предметов, в то время как в министерских явно перевешивали общеобразовательные. Министерские и церковно-приходские школы постоянно соперничали, вовлекая в свои склоки местное население, не единожды над последними нависала угроза закрытия, но они с достоинством выходили из сложных перипетий, продолжая бескорыстно нести знания.
Учителей назовем поименно.
Первое учебное заведение на территории района, как уже сказано выше, было основано в Сысоевке — одноклассное министерское училище, где учительствовала Ф.Ф. Дунаевская. В 1912 году учителем общеобразовательных предметов был Евгений Алексеевич Карпенко, Закона Божьего – священник местной церкви Порфирий Дунаевский. С 1913 учебного года – учителя сменил Дмитрий Гордеевич Ульянов, а законоучителя Алексей Орлов, с 1914 года законоучитель – Иван Варчук. В 1916 году училище переходит на двухклассную программу обучения, с этого момента появилась в штате еще одна ставка учителя светских дисциплин, а физическим ее воплощением стала К.З. Жукова.
В отчетных документах о наличии школ в крестьянских селениях Южно-Уссурийского края за 1909-10 годы Яковлевка не упоминается, хотя в других источниках она есть. Вероятно, причина кроется в том, что как такового здания школы в селе еще не было, его только предстояло построить, однако налицо имелось сорок восемь учеников, которые занимались на частной квартире жителя О.М. Ушинского. Изначально школа задумывалась как одноклассная церковно-приходская с оплатой денежного довольствия учителя из синодальных средств, но обретение статуса волостного центра (в 1912 году Яковлевская волость выделилась из Сысоевской) в корне изменило ситуацию. Фамилия первого светского учителя – Гамсина, законоучителя — священника Яковлевской церкви Алима Орлова, с 1913 год по16 год учитель Подмарин (по другим данным Подморьев) Александр Иванович.
В 1912 году церковно-приходская школа открылась в Варфоломеевке (учитель Ласки, 1913-14гг. – И. Н. Гусев), в следующем году — в Достоевке (учитель Я.М. Тельнов, в 1916 г. – Бородин). С 1914 по -16 годы заведовал обеими школами, преподавал Закон Божий, а в отсутствии светских учителей и остальные предметы Иван Варчук. Будучи помимо этого священником Сысоевской церкви, окормлявшей несколько сел и законоучителем в волостной школе, этот человек сыграл очень заметную роль в духовном развитии не только детского, но и взрослого населения волости. В 1913 году также открылись одноклассные церковно-приходские школы в Андреевке (на протяжении трех последующих лет учитель А. Ф. Галкина, заведующий и законоучитель Алим Орлов) и Яблоновке (учитель Трунов, законоучитель – Владимир Болсуновский, в 1916 году – заведующий и учитель, священник местной церкви Яков Евладов).
В промежутке между 1914 и — 16 годами министерские одноклассные училища открылись в Лазарево (учитель Г. Кислинская), Марьяновке (Е. Д. Богородицкая) и Рославке (данных об учителях нет).
Принято считать, что сельские учителя в дореволюционный период были сплошь малограмотными людьми. Архивные документы свидетельствуют об обратном. Учителя из числа священнослужителей имели фундаментальное образование, к тому же, отличались разносторонними познаниями, начитанностью, сведовали во многих предметах. Учителя светские, как правило, являлись дипломированными специалистами, а не имеющие таковых, начиная с 1907 года, сами периодически сдавали переэкзаменовку комиссии и в случае невысокой аттестации, лишались права на преподавание.
В крестьянских школах остро стояла проблема с учительскими кадрами. Несмотря на зарплату в среднем в 350 рублей в год в одноклассных приходских школах, на 50-70 рублей выше в министерских, и соответственно в два раза выше – в двухклассных учебных заведениях, что не самые плохие по тем временам деньги, учителя в селе не держались. А причина крылась в том, что оставшись почти на полгода без дела, они уезжали в города, и если находили там работу, больше не возвращались. Помимо того, в крае имелось более пятидесяти казачьих школ, где зарплата была самой высокой в сельской местности, учителя обеспечивались земельными наделами, дровами и керосином и полностью освобождались от забот о ремонте школ, организации обедов, ответственности за посещение учениками занятий. В крестьянских селах комплектование класса, явка на занятия было делом учителя, и отнюдь непростым. Многие родители хотели, чтобы их детей научили читать, писать и разбираться с мерами, необходимыми при сделках купли-продажи, не видя прока в знаниях свыше того, они после окончания половины первого класса в школу детей больше не посылали. В многодетных семьях сложилась практика обучать одного или двоих, менее всего пригодных к труду детей, в надежде, что те научат остальных.
Чему учили в школах?
Первый перечень дисциплин и программа для ЦПШ были утверждены правилами Священного Синода в 1886 году. Закон Божий, Священная история, церковное пение, чтение, письмо, арифметика – для одноклассных школ и более углубленный курс арифметики и геометрии, чтения, а также, основы истории Отечества, географии, естествознания и физики – для двухклассных. В ноябре 1902 года была принята новая программа, особенно заметные изменения согласно которой касались арифметики. Помимо четырех арифметических действий в пределах ста единиц, таблицы умножения, знакомства с мерами (кто сегодня знает, чему равны золотник, лот, фут, фунт или гарнец) и переводом одних единиц в другие, простейших действий с дробями, вводился «обстоятельный курс дробей» и счет до десяти тысяч. В двуклассной школе вводились изучение «нумерации чисел любой величины и четырех действий над ними», умножение и деление сложных чисел; десятичные дроби, задачи на вычисление площади, объема, процентов. Курс «Кратких сведений о явлениях природы» поначалу не имел специального учебника, какие знания получат школьники, полностью зависело от интеллекта преподавателя. Наполненный по наитию он представлял собой «винегрет» из азов минералогии, ботаники, зоологии, физики, химии и даже анатомии и медицины. По новой программе курса географии к краткому обзору главнейших государств добавлялись пути сообщения между ними: промышленные, торговые, культурные, почтовые и телеграфные. История Отечества в одноклассной школе содержала краткие сведения по географии и этнографии русской земли, рассматривала период от основания русского государства в 862 году до Петра Великого; в двухклассной – добавлялся «период от Петра Великого до наших дней». В 1907 году наблюдатель за школами Владивостокской епархии С.Я. Футуев рекомендовал для изучения на территории Южно-Уссурийского края «Учебник русской истории» Елпатьевского: «Это довольно объемистая книга, но ученики во втором классе настолько охотно учат историю, что без особого труда одолеют».
И, конечно же, в соответствии с новой программой расширялся курс предмета «Закон Божий». Отдельной дисциплиной выделялся церковно-славянский язык, а высвободившееся  время рекомендовалось занять более пристальным изучением «ковчега православной лирики» — псалтыря. Не менее двух десятков псалмов дети должны были заучивать наизусть. Кстати, урок чтения в ЦПШ мало отличался от Закона Божьего. Читали преимущественно псалмы, поэтические переложения евангелий, стихотворения преподобного Ефрема Сирина, в то время как в министерской школе наряду с евангельскими историями упор делался на стихи Пушкина, Жуковского, Ломоносова и других, к сожалению, забытых сегодня поэтов. Едва ли есть смысл напоминать замечательный стишок про неразлучных друзей козлика рогатого, что по садику бродит, и котика усатого, в качестве примера приведу стихотворение Ефрема Сирина из школьной программы.
В чем венец людских желаний?
Что мы средь житейских битв
Ищем, полны воздыханий?
В чем же суть людских молитв?
Ищем то, что неизменно-
Что есть «все», смысл бытия;
Что блаженно, совершенно,
Ищем, Боже, мы Тебя.
Ты — богатство сокрушенных,
Ты и радость для людей,
Ты — елей для уязвленных,
Ты и солнце средь скорбей.
 
По каким же учебникам шло преподавание в школах? В перечне книг, закупленных Владивостокской епархией для ЦПШ к новому учебному 1916 году, присутствует двадцать четыре наименования, в числе которых: азбука «Сеятель» Лукашевич, «Наглядное изучение русского правописания» Михайлова, два вида «Сборника арифметических задач» авторов Цветкова и Буренина, «Модель геометрических тел» Сударушкина, «О трех царствах природы» Полянского, «Начальная ботаника» Кнебеля и т.д.
К этому времени началось повальное увлечение церквей пчеловодством, что также не замедлило сказаться на ЦПШ. По рекомендации главы Приморской епархии архиепископа Евсевия на пришкольных участках начали создаваться пасеки, на обустройство каждой из которых отпускалось по 100 рублей. Устраивались пасеки по принципу самоокупаемости, деньги от продажи части меда шли на содержание самой пасеки, оставшийся мед использовался для школьных обедов и поощрения лучших юных пчеловодов. Пчеловодство являлось не обязательным для посещения предметом, таким же, как домоводство или травосеяние (не в каждой школе дополнительные предметы нашли место), любопытно, что и для их изучения были специальные учебники.
С комплектованием школ учебной литературой и канцтоварами имелись определенные сложности. «Хранение» товаров первой необходимости для переселенцев северных районов находилось непосредственно в Яковлевке, но школьных принадлежностей в нем не было. Как не было их на складах Владивостока, Никольск-Уссурийска, Спасска среди поставлявшихся транзитом через Одессу конской сбруи, фотографической пленки, бумаги и парфюмерии, тканей из Китая, красок и асфальта от немецких поставщиков, вин из Франции и Испании. Поступали те в Южно-Уссурийский край исключительно по предварительным заявкам, чаще всего из Петербурга.
Елена Раменская.